В России выросло поколение людей, которые очень смутно представляют себе – кто такой Ленин и какова его роль в мировой истории. Результаты недавнего опроса «Левада-Центра» говорят о том, что более половины россиян выступают за захоронение тела Ленина — 58%. Около трети респондентов (31%) уверены, что его останки следует оставить в мавзолее. Таков итог фальсификации истории и манипуляции историческими фактами. Дать объективную информацию о Ленине и его борьбе – это значит отдать дань уважения этому незаурядному человеку.

Краткая биография 

Ленин (настоящая фамилия — Ульянов) Владимир Ильич — крупнейший российский и советский политический и государственный деятель, публицист, выдающийся теоретик марксизма, один из организаторов и руководителей Октябрьской революции 1917 года, основатель коммунистической партии, создатель первого государства диктатуры пролетариата, Коммунистического интернационала, один лидеров международного коммунистического движения.
В.И. Ульянов родился в Симбирске 22 апреля (10 апреля по ст. ст.) 1870 г. Отцом его был чиновник, инспектор народных училищ. В период 1879-1887 гг. Владимир Ульянов успешно занимался в местной гимназии, которую окончил с золотой медалью. До 16 лет, будучи крещеным православным, входил в симбирское религиозное Общество преподобного Сергия Радонежского.

Переломным моментом в биографии Владимира Ульянова считается казнь в 1887 г. его старшего брата Александра, принимавшего участие в подготовке покушения на царя Александра III.
В 1887 г. он становится студентом юридического факультета Казанского университета, но участие в студенческих беспорядках обернулось отчислением и ссылкой в Кокушкино, имение его матери. Вернуться в Казань ему разрешили осенью 1888 г., а ровно через год Ульяновы перебираются в Самару. Здесь, Владимир Ульянов, разделявший до того времени идеи народников, благодаря активному чтению марксистской литературы, начинает подробно знакомиться с этим учением.
Окончив в 1891 г. экстерном юрфак Санкт-Петербургского университета, он в 1893 году переезжает в этот город и работает на должности помощника присяжного поверенного.

Уже в 1894 году он формулирует свое политическое кредо, согласно которому русский пролетариат, возглавив все демократические силы, должен путем открытой политической борьбы привести общество к коммунистической революции.
В 1895 г. при самом активном участии Ленина создается Петербургский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». Это стало причиной ареста в декабре этого же года, а год с лишним спустя его высылают на три года в Сибирь, в село Шушенское. Находясь в ссылке, в июле 1898 г. он венчается с Н.К. Крупской ввиду угрозы перевода ее в другое место. Всю оставшуюся жизнь эта женщина была его верной спутницей, соратницей и помощницей.

В 1900 г. Ленин уехал за границу, жил в Германии, Англии, Швейцарии. Там, вместе с Плехановым, сыгравшим заметную роль в его жизни, он начал издание «Искры» — первой общероссийской нелегальной марксистской газеты. На II съезде российских социал-демократов, проходившем в 1903 г. и ознаменовавшемся расколом на большевиков и меньшевиков, возглавил первых, впоследствии создав большевистскую партию. Революцию 1905 г. застал в Швейцарии, в ноябре этого же года, под чужой фамилией, нелегально приехал в Санкт-Петербург, где проживал до весны 1906 г., взяв на себя руководство Центральным и Петербургским комитетами большевиков, после чего в условиях спада революции, переезжает в более безопасную Финляндию, где остается до декабря 1907 г.

Через Стокгольм, в январе 1908 г. он прибывает в Женеву. С декабря 1908 по июнь 1912-го живет и работает в Париже. В 1912 году, на Пражской конференции, он окончательно порывает с меньшевиками, превращая большевистскую часть РСДРП в полностью самостоятельную партию — РСДРП (б). 5 мая 1912 г. выпускает первый номер газеты «Правда».
Первая мировая война застала Ленина в Австро-Венгрии, в Поронино — на территории нынешней Польши. Был арестован, но отпущен под поручительство польских и австрийских социал-демократов. После этого перебрался в нейтральную Швейцарию, где и оставался до Февральской революции. Был активным участником Циммервальдской (1915) и Кинтальской (1916) конференций революционеров-интернационалистов.
В годы первой мировой войны В.И. Лениным был выдвинут лозунг о необходимости поражения своего правительства с превращением империалистической войны в гражданскую, как обязательный для марксистов всех воюющих стран.

Узнав из газет новости о Февральской революции, в апреле 1917 г. Ленин приезжает в Петроград и, уже на следующий день по приезду, предлагает программу перехода от буржуазно-демократической революции к пролетарской и провозглашает лозунг «Вся власть Советам!». При этом он утверждает, что установление диктатуры пролетариата в России станет толчком к пролетарской революции в Европе, что и и обеспечит социалистический характер революции, как в силу невозможности национального социализма, так и в силу того, что уровень развития производительных сил России позволял решать только задачи буржуазной революции.
В октябре он выступает одним из главных организаторов и руководителей Октябрьского вооруженного восстания. Становится во главе революционного правительства — Совета народных комиссаров.
30 августа 1918 г. он был серьезно ранен в результате покушения, ответом на которое стал красный террор.

В марте 1919 года по инициативе Ленина создается III Коммунистический Интернационал — Корминтерн.
По инициативе Ленина проводилась политика военного коммунизма, которая в марте 1921 г.сменилась НЭПом. В декабре 1922 г. его здоровье ухудшилось, что привело к фактическому прекращению политической деятельности. Написанные в конце декабря 1922-го — марте 1923 года «Письмо к съезду» и несколько статей стали последними в его жизни. В «Письме к съезду» он дал характеристику крупнейшим руководителям партии большевиков и настаивал на смещении Сталина с поста генерального секретаря партии.
В мае 1923 г. он переехал в подмосковное имение Горки, где и умер 21 января 1924 г. Официальной причиной смерти были названы проблемы с кровообращением сосудов, вызванным, в частности, огромными перегрузками.

Власть и Святыня: вскрытие мощей преподобного Сергия Радонежского

http://антисекта.рф/articles/lenin_vladimir_ilich/

По поводу членства В. И. Ленина в симбирском религиозном Обществе преподобного Сергея Радонежского

На днях с А. А. Майсуряном maysuryan (автор книги «Другой Ленин». М. 2006. 480 с.) у меня состоялась дискуссия по поводу утверждения автора о том, что В. И. Ленин «До 16 лет подросток вместе с родителями принадлежал к симбирскому религиозному Обществу преподобного Сергея Радонежского» (Майсуряном А. А. Другой Ленин. М. 2006. С. 434) http://ru-polit.livejournal.com/10195267.html?thread=359209027#t359209027Как отметил Александр Майсурян данные сведения он взял из книги Е. С. Рыбас «Российские вожди» (М., 2002), со стр. 106, в которой написано следующее: «По свидетельству Вадима Кожинова, отец Ленина был очень религиозным человеком. Владимир Ильич вырос в провинциальных поволжских городах, где господствовала православная патриархальная атмосфера. До шестнадцати лет, как писал сам Ленин, он был православным верующим и состоял в симбирском «Обществе преподобного Сергия Радонежского».Следует отметить, что при этом Е. С. Рыбас не приводит конкретную ссылку на источник.Как выяснилось, действительно В. В. Кожинов в 1996 г. в журнале «Наш современник» писал следующее: «Сам Ленин счел нужным сообщить незадолго до своей кончины, в 1922 году, что он до 16 лет был православным верующим. До этого возраста он вместе с отцом и матерью состоял в симбирском «Обществе преподобного Сергия Радонежского»(40)Ссылка (40) дана на — В. И. Ленин. Полное собрание сочинений. Т. 44. Июнь 1921- март 1922. М. 1974. С. 509На С. 509-514 ПСС. Т. 44 приведена заполненная 13 февраля 1922 г. В. И. Лениным анкета для всероссийской переписи членов ВКП(б), где на С. 509 указано — «б) если Вы неверующий, то с какого возраста: с 16 лет».Сведений в анкете по поводу членства в «Обществе преподобного Сергия Радонежского» ни В. И. Ленина. ни его родителей нет.Таким образом, можно констатировать то, что по неизвестным нам причинам В. В. Кожинов поставил ссылку не в том месте.В ходе дискуссии, из работы доктора исторических наук Тихона Сергеевича Сергеева Семья Ульяновых и благотворительность // Успехи современного естествознания. 2009. № 7. С. 29-30 http://natural-sciences.ru/ru/article/view?id=12646 , была приведена следующая информация:»Помощь нуждающимся ученикам осуществлялась также через религиозные братства при учебных заведениях г. Симбирска: Братство Сергия Радонежского при Симбирской классической гимназии, Братство св. равноапостольной Марии Магдалины при Мариинской женской гимназии, Святодуховное братство при Симбирской чувашской школе и др. Семья Ульяновых вносила ежемесячно до 3 рублей, жертвуя деньги на покупку для бедных детей одежды и обуви, оплаты обучения и медицинского обслуживания (Стржижовский, Л. Поведала открытка / Л. Стржижовский, Л. Сеченчев // Правда. — 1989. — 18 апреля)».»Будучи товарищем председателя духовно-просветительского братства «Трех святителей» при духовной семинарии, И.Н. Ульянов внес 5 рублей (Отчет о деятельности Симбирского духовно-просветительного братства «Трех святителей». — Симбирск, 1886. — С. 3, 75).»В оцифрованном Отчете о деятельности Симбирского духовно просветительного братства «Трех святителей». http://www.simlib.ru/handle/123456789/220 кроме сведений указанных Т. С. Сергеевым, написано, что «В течении года в составе Братства произошли следующие перемены: … директор народных училищ И. Н. Ульянов волею Божию умерли …. 12 января 1886 г. «Стоит обратить внимание, на указанную Т. С. Сергеевым статью Поведала открытка / Л. Стржижовский, Л. Сеченчев // Правда. 1989.18 апреля
Как мы видим, в данной статье краевед Сергей Львович Сытин указывает, что Илья Николаевич и Мария Александровна Ульяновы были членами братства Сергия Радонежского, при этом он ссылается на книгу «Симбирская губернская гимназия» изданную в 1888 г.Книга Симбирская губернская гимназия (1786-1887 гг.) : библиогр. монография с прил. снимка с здания гимназии : (материалы для библиогр. словаря № 1) / сост. И.Г. Безгин. — СПб. : Тип. Ю.Н. Эрлих, 1888. — 376 с. в настоящий момент оцифрована http://simlib.ru/handle/123456789/574 , благодаря чему мы находим на ее страницах следующую информацию:
Таким образом мы видим, что Мария Александровна Ульянова состояла в Братстве Преподобного Сергия Радонежского Чудотворца при Симбирской гимназии только лишь одни год, а именно в 1874 г., а Илья Николаевич Ульянов состоял в этом братстве в 1872-1886 гг..Что же касается Владимир Ильича Ульянова (Ленина), то в списках членов братства он не указан.

Отметим, что в Уставе братство сказано:

«Те из членов братства, которые примут на себя обязательство вносить ежегодно не менее 3-х рублей, в пользу общего дела, считаются братчиками, имеют право голоса в собраниях братства, право выбирать членов совета и быть выбранными. лица женского пола, предъявившие усердие вносить в пользу дела братства не менее 3-х рублей ежегодно, считаются сестрами и пользуются всеми правами братчиков, но в члены совета не избираются » (Симбирская губернская гимназия (1786-1887 гг.) : библиогр. монография с прил. снимка с здания гимназии : (материалы для библиогр. словаря № 1) / сост. И.Г. Безгин. — СПб. : Тип. Ю.Н. Эрлих, 1888. С.229)

Таким образом утверждение о том, что В. И. Ленин входил в братство Преподобного Сергия Радонежского Чудотворца, при Симбирской гимназии не соответствует действительности, так как для этого он должен был ежегодно делать денежный взнос и тем самым оказался в списке лиц сделавших пожертвования или содействовавшим интересам братства.

Рака с мощами преподобного Сергия Радонежского. Фотография начала XX в. Из собрания Сергиево-Посадского музея-заповедника

Рака с мощами преподобного Сергия Радонежского. Фотография начала XX в. Из собрания Сергиево-Посадского музея-заповедника

Акции по вскрытию мощей православных святых, осуществлённые в первые послереволюционные годы, стали, по мнению исследователей, одной из наиболее крупных антирелигиозных кампаний за всю историю государственно-церковных отношений советского периода. Основной её разгар пришёлся на 1918–1920 гг. Пожалуй, наибольшей известностью и общественным резонансом сопровождалось вскрытие мощей преподобного Сергия Радонежского, состоявшееся 11 апреля 1919 г. Несмотря на то что в последние годы обнародованы факты, проливающие свет и на другие эпизоды т.н. «мощейной эпопеи», внимание и интерес именно к судьбе главной святыни Троицы не ослабевают и по сей день. Драматические события апреля 1919 г., с особой силой выявившие глубину духовного кризиса, охватившего общество в эпоху тяжелейших социальных потрясений, стали, в определённом смысле, одним из символов самой эпохи.

 

Троице-Сергиева лавра и революция

Судьба Троице-Сергиевой лавры — крупнейшего духовного центра России — после Октябрьской революции 1917 г. определялась общей направленностью политики советской власти на отделение Церкви от государства, закреплённой в ряде законодательных актов первых послереволюционных лет. Все движимые и недвижимые имущества Лавры, как и её капиталы, перешли в собственность государства. Уже в декабре 1917 г. Совет народных комиссаров направил в Наркомпрос предписание о национализации монастыря. Передав изначально Троице-Сергиеву лавру в целостности всего её комплекса в ведение ведомства, занимающегося делом просвещения, новая власть признавала за ней особое значение памятника культуры и соответственно — необходимость работы с её имуществом специалистов из Наркомпроса. Сформированная из них Комиссия по охране памятников старины и искусства Троице-Сергиевой лавры (в составе И.Е. Бондаренко, Ю.А. Олсуфьева, П.А. Флоренского, Н.Д. Протасова, П.Н. Каптерёва и др.) приступила к работе в октябре 1918 г. Одновременно подобное решение позволило обители ещё некоторое время сохранять внутренний строй своей жизни, основательно потревоженный революционными катаклизмами, — действующим монастырём Лавра оставалась до ноября 1919 г.

19122016 6Вид Троице-Сергиевой лавры. Открытка начала XX в.
 

«Мощейная эпопея» во «всероссийском масштабе»

Одновременно к монастырю, теперь уже как центру религиозной жизни православной России, проявляло пристальный интерес и другое важное ведомство — Наркомат юстиции. Созданный в его структуре VIII (Ликвидационный) отдел призван был осуществлять на практике меры, определявшие новую модель государственно-церковных отношений. В контексте самого названия отдела конечная цель этих мер была очевидна.

В круг мероприятий, осуществляемых Ликвидационным отделом, вошла и так называемая «мощейная эпопея» — одна из форм идеологической борьбы с «религиозными предрассудками». Особый её разгар пришёлся на первые три месяца после принятия Коллегией Наркомюста 14 февраля 1919 г. постановления об организованном вскрытии мощей. Публикуемые на страницах специального печатного органа Ликвидационного отдела — журнала «Революция и церковь» — постановления и инструкции разъясняли общий для данной процедуры порядок. Рекомендовалось производить обследование мощей по инициативе «трудового населения» с разрешения местных органов власти и вне богослужения. Никакого специального разрешения из центра не требовалось. Обязательным при этом было присутствие многочисленных наблюдателей от общественности, врачей и священнослужителей, чьи подписи на составляемом акте вскрытия были особенно важны. Одновременно было предложено губисполкомам своими распоряжениями передавать вскрытые мощи в музеи.

19122016 4Красноармейцы громят Симонов монастырь

Согласно официальной сводке, за 19181920 гг. в 14 российских губерниях было произведено 63 вскрытия мощей1. С лета 1920 г. основное внимание идеологов кампании обращено на планомерную конфискацию святынь у Православной Церкви. Идея оформилась циркуляром Наркомюста «О ликвидации мощей», опубликованным 27 августа 1920 г. Ликвидацию предполагалось осуществлять путём передачи реликвий православия в музеи2.

Документы свидетельствуют, что появление указанного распоряжения во многом было вызвано непростой ситуацией с мощами Сергия Радонежского как попытка силового решения затянувшейся проблемы.

События в Сергиевом Посаде

Рубеж 19181919 гг. стал началом планомерного наступления на позиции Церкви. Организационное значение имели установки прошедшего в марте 1919 г. VIII съезда РКП(б). В принятой на нём программе партии была поставлена задача по проведению на общегосударственном уровне мер, ведущих к «полному отмиранию церкви». Во внутриполитической жизни охваченного революционными преобразованиями Сергиева Посада в этот период происходят важные перемены. В январе 1919 г. состоялись выборы нового Совета рабочих и крестьянских депутатов, в числе его 50 членов было 27 большевиков. И уже с начала года местная пресса стала поднимать темы, связанные с Лаврой, Московской духовной академией и возможностью вскрытия мощей преподобного Сергия.

31 марта 1919 г. партийная ячейка Сергиева Посада вынесла решение о вскрытии мощей Сергия Радонежского. 1 апреля 1919 г. на пленарном заседании местного Совдепа фракция коммунистов внесла на обсуждение резолюцию по данному вопросу. Тайным голосованием (при 29 голосах — «за», 3 — «против» и 4 воздержавшихся) резолюция была принята3. 4 апреля 1919 г. постановление было утверждено Мосгубисполкомом.

Решение власти вызвало волну возмущения среди православных верующих, жителей Сергиева Посада, Москвы и других городов. В начале апреля в правительство республики массово поступают обращения против кампании вскрытия мощей в целом и конкретно — в защиту святыни Лавры. Только в Сергиевом Посаде было собрано около пяти тысяч подписей. В марте и начале апреля в Совнарком и лично В.И. Ленину в связи с данным вопросом были направлены прошения патриарха Тихона4.

19122016 12Патриарх Тихон

Планы исполкома и позиция музея

В глазах многих горожан, рядовых обывателей интересы власти в Лавре представляла упомянутая Комиссия по охране памятников старины и искусства Троице-Сергиевой лавры. Формально так оно и было. Но, являясь представителем Наркомпроса и действуя строго в рамках официальной государственной политики, Комиссия, используя данные ей широкие полномочия, стремилась прежде всего направить свою деятельность на максимально полное сохранение целостности Лавры путём создания в её стенах комплексного монастыря-музея. Понять и оценить эти усилия тогда могли немногие.

Напряжённую атмосферу в городе, связанную с распространившимися слухами о возможном вскрытии мощей преподобного Сергия, одними из первых прочувствовали на себе члены Комиссии по охране Лавры: в их адрес стали поступать откровенные угрозы со стороны местных жителей. Данное обстоятельство неоднократно обсуждалось на заседаниях Комиссии. Подчёркивалось, что в связи с создавшимся положением само продолжение реставрационно-ремонтных работ на территории монастыря грозит срывом5. Данные говорят о том, что отношение Комиссии к намерениям местных властей было резко отрицательным. На прямой вопрос представителя исполкома о том, какие меры должны быть приняты со стороны местной власти для обеспечения нормальных условий работы сотрудников, председателем Комиссии И.Е. Бондаренко было заявлено о необходимости немедленного снятия проблемы ликвидации мощей.

Не находя понимания на месте, члены Комиссии по охране Лавры информировали о происходящем своё непосредственное руководство — Музейный отдел Наркомпроса. 9 апреля 1919 г. заведующая Музейным отделом Н.И. Троцкая лично ходатайствовала перед наркомом юстиции Д.И. Курским об отсрочке вскрытия мощей в связи с накалённой атмосферой в Сергиевом Посаде. В VIII отдел Наркомюста это отношение поступило 11 апреля 1919 г. Ответ был следующим: «Мощи уже вскрыты без всяких осложнений. Угрозы же местного населения несерьёзны, а если они мешают работе, то нужно обратиться в соответствующие органы советской власти».

19122016 11

19122016 8Рака с мощами преподобного Сергия Радонежского. Фотография из собрания Сергиево-Посадского музея-заповедника

11 апреля 1919 г.

Несмотря на явное общественное неприятие планируемой акции, вскрытие мощей Сергия Радонежского состоялось 11 апреля 1919 г. По свидетельству очевидца событий С.А. Волкова, были предприняты серьёзные меры безопасности на случай вероятных массовых протестов. Ворота Лавры (заблаговременно закрытые) охранялись вооружёнными курсантами и конными красноармейцами, в оцепление была взята и колокольня. Вокруг храмов также были расставлены караулы. Ключи от лаврских помещений, равно как и от приходских церквей и колоколен были изъяты властями в предупреждение набатного звона6.

Другие подробности сообщает ещё один свидетель происходившего — Ф.К. Попов. Он говорит о пулемётах, расставленных на некоторых домах в городе и на колокольне Лавры, превращённой в военно-наблюдательную вышку с круглосуточным наблюдением7.

Вскрытие мощей Сергия Радонежского производилось в присутствии председателя и членов исполкома Сергиева Посада, двух докторов, представителей Наркомюста (эксперта VIII отдела М.В. Галкина), губисполкома, «трудовых коллективов», делегатов от волостей, приходских старост, красноармейцев, монашествующих, верующих. Вся процедура вскрытия и освидетельствования, в ходе которой было установлено и зафиксировано, что в раке находятся останки человека, возраст которых составляет около 500 лет, протоколировалась, фотографировалась и снималась на киноплёнку (режиссёр Л.В. Кулешов)8.

Понимая ценность любых свидетельств не просто современников, но непосредственных участников исторических событий, как бы резко они не звучали с позиций сегодняшнего дня, приведём отрывок из воспоминаний Л.В. Кулешова: «Впервые в церкви Троице-Сергиевой лавры были поставлены юпитера. Магия и гипноз раззолоченных крестов и икон были окончательно аннулированы электропроводами, реостатами и юпитерами. Церковь превратилась в обыкновенный игровой павильон, поставленный для художественной картины… Света на съёмке не хватало, так что часть заснятого в ленту не вошла. Но зато крупные планы дали возможность показать всю процедуру вскрытия “нетленных мощей”…»9«Всё было тихо, спокойно, деловито», — характеризует обстановку происходившего в Троицком соборе (со слов непосредственных очевидцев) С.А. Волков, фиксируя отсутствие провокаций и беспорядков.

Но наиболее ранние и известные, о которых необходимо упомянуть, — воспоминания М. Горева (Галкина), идеологического вдохновителя, практического организатора и участника вскрытия мощей преподобного Сергия. Напечатанные «по горячим следам» они выдержаны в агрессивно пропагандистском духе, но отличаются реалистичностью воссозданной картины. В их строках замерла история: «В Троицком соборе яблоку… негде упасть. Море человеческих голов. Монашеские рясы потонули в серых красноармейских шинелях и деревенских зипунах. Много женщин, “делегированных” толпою, что стоит сейчас “в ожидании чуда” за воротами монастыря… С двух сторон раки уже разместились кинематографические аппараты, и вокруг них суетятся операторы. Громадные “юпитеры” бросают на таинственный гроб яркие и ослепительные лучи…»10С.А. Волков следующим образом описывает происходящее в это время за стенами Лавры (он не присутствовал непосредственно на вскрытии в Троицком соборе). У стен монастыря, на Красногорской площади, где собралась многотысячная толпа народа, на протяжении шести часов (с 18.00 до 0.00 ч.) непрерывно шла служба преподобному Сергию, которую служили приходские священники11. На следующий день, 12 апреля, все лаврские колокола звонили всеобщим звоном, как в самые большие праздники. Через всю площадь до самого Троицкого собора протянулась очередь в четыре человека из желающих приложиться к мощам преподобного Сергия и впервые взглянуть на них.

После вскрытия непосредственно в Троицком соборе рядом с ракой, в которой покоились святые мощи, был выставлен вооружённый караул. По требованию верующих красноармеец был вынужден снять будёновку и стоять на карауле с непокрытой головой. По предположениям С.А. Волкова пост охраны у святых мощей в Троицком соборе был ликвидирован в 1924 г., «чтобы не вызывать нежелательных аналогий».

На следующий день, 12 апреля, на экстренном заседании Сергиево-Посадского исполкома было решено «в виду выраженного желания представителями от волсовдепов», присутствовавших накануне в Троицком соборе, оставить мощи открытыми для обозрения граждан. Постановили открыть кредит в 20 тысяч рублей из сумм исполкома для издания популярной листовки о вскрытии тиражом в 100 тысяч экземпляров, ходатайствовать перед Наркомюстом и Наркомпросом об издании брошюры «на сей предмет»12. Вскоре над мощами была положена стеклянная крышка, и рака опечатана печатями комиссара Лавры13.

В тот же день, 12 апреля, на заседании Совнаркома заведующий VIII отделом Наркомюста П.А. Красиков доложил председателю правительства В.И. Ленину о вскрытии мощей Сергия Радонежского и проведённой киносъёмке. На обороте его докладной записки Ленин написал поручение секретарю: «Надо проследить и проверить, чтобы поскорее показали это кино по всей Москве»14.

После вскрытия

Долгие месяцы, последовавшие непосредственно за описанным апрельским днём 1919 г., наполненные противоречивыми и драматичными событиями, имевшими кардинальное влияние прежде всего на положение самой Лавры, а в целом на духовно-культурную ситуацию в обществе, заставляют говорить о самостоятельной теме — судьба мощей преподобного Сергия уже после вскрытия15.

Вскрытие мощей Сергия Радонежского, носившее изначально характер громкой, но разовой пропагандистской акции, в рамках организованной в масштабах республики кампании, в дальнейшем «инициировало» проблему существования самого действующего монастыря как духовного социума, а впоследствии и Лавры (уже в отсутствие монастыря после октября 1919 г.) как полноценного музейного организма. Предельно ясно смысл происходившего был сформулирован в январе 1920 г. в требовании (звучавшем уже как ультиматум) к Наркомпросу: прекращение богослужений и вывоз мощей — обязательные условия для существования музея в стенах Лавры. При этом пояснялось, что «в силу политических условий» мощи Сергия Радонежского ни в коем случае не могут быть оставлены в Сергиевом Посаде «даже в помещении развёртываемого в стенах Лавры музея, как один из его экспонатов»16. Подобные ультиматумы повторялись и впоследствии.

Проблема «ликвидации» мощей (в наиболее радикальном виде сформулированная как вопрос об их физическом существовании, но реально рассматриваемая как вывоз в один из московских музеев) практически на протяжении года, с лета 1919 г. оставалась в центре внимания «ответственных» органов — VIII отдела Наркомюста, губернских и городских властей. Произведённую в начале ноября 1919 г. ликвидацию монастыря (выселение братии с территории Лавры) возможно рассматривать в этой связи и как меру подготовительного характера к планируемому вывозу мощей преподобного Сергия. Дальнейшим шагом на этом пути стало расформирование первого состава Комиссии по охране Троице-Сергиевой лавры в январе 1920 г.

Последовавшее за этим фактическое отстранение Наркомпроса от руководства Лаврой создало не только благоприятную почву для реализации планов Наркомюста относительно мощей Сергия Радонежского, но и в целом делало довольно туманными перспективы её дальнейшего существования. Участники конфликта, преследующие свои конкретные цели (Наркомюст — ликвидация монастыря как религиозного центра, губернские и местные власти — полный контроль и использование её движимых и недвижимых имуществ17, Наркомпрос — сохранение Лавры как целостного музейного объекта), заняли непримиримые позиции.

Положение усугублялось крайне напряжённой общественной атмосферой. Судьба закрытой Лавры и её главной святыни вызвала широкий резонанс, сопровождавшийся неоднократными обращениями патриарха Тихона лично к председателю Совнаркома В.И. Ленину, а также массовыми ходатайствами верующих в СНК и ВЦИК с просьбой оставить в неприкосновенности Лавру преподобного Сергия. Закрывать глаза на столь явно выраженные протестные настроения властные органы не могли. Волна общественного противодействия, с одной стороны, как и нерешительность, и фактическое бездействие местных органов власти в вопросе вывоза мощей за пределы Лавры — с другой, препятствовали осуществлению планов Наркомюста. Однако это не снимало неопределённости.

Сокрытие главы преподобного Сергия

Нагнетаемая вокруг Лавры атмосфера, ожидание катастрофических перемен могли спровоцировать события, получившие широкую известность уже в наши дни — изъятие и сокрытие главы преподобного Сергия Радонежского. Упомянутые в специальном обращении патриарха Алексия II в 2007 г. по случаю юбилейных дат, связанных с именем П.А. Флоренского, они тем самым стали фактом церковной истории18.

Повествуя о событиях, обладавших «не только тайным, но и таинственным» характером, изобилующих множеством умолчаний, будем опираться в своём изложении на версию, предложенную о. Андроником (Трубачёвым), постаравшимся привлечь все известные на настоящий момент свидетельства этой истории19.

Из дневника Ю.В. Готье: «Только что вернулся из поездки к Троице; там нехорошо. Комиссия, приехавшая “ликвидировать” Лавру, имеет во главе попа-расстригу Галкина… Вместе с местными большевиками он ведёт определённую линию на разграбление Лавры, и будет чудом, если им этого не удастся. Всё это как-то невольно чувствуется, когда там находишься, и тяжёлое чувство передаётся, и им заражаешься»20.

Ровно за месяц до появления этих строк, 26 марта 1920 г., президиум Мосгубисполкома принимает постановление о закрытии Лавры, немедленном приостановлении богослужений и вывозе с её территории мощей Сергия Радонежского в московский музей21. Фактически, директива ставила сроки выполнения данной акции, конкретно их не называя. То, чего ожидали и опасались, теперь могло произойти в любой день. «Продавливая» свои решения, Мосгубисполком настаивал на необходимости отстранения заведующего музеем в случае его сопротивления действиям «уполномоченных», вскрытия запечатанных помещений и наложения печатей исполкома. В деловой переписке властей в качестве возможной даты вывоза мощей было определено 1516 апреля 1920 г.

Остались без ответа и многочисленные протесты верующих, и заявление патриарха Тихона председателю Совнаркома В.И. Ленину от 24 марта 1920 г. о «предполагаемом в ближайшие дни изъятии и вывозе» мощей преподобного Сергия22.

В контексте крайней напряжённости обстановки, подтверждаемой документальными источниками, вполне обосновано предположение о. Андроника (Трубачёва) о том, что именно 2630 марта могло произойти изъятие и сокрытие главы Преподобного, осуществлённое в предупреждение ещё большего поругания святыни, и, возможно, её физической утраты. По благословению патриарха Тихона сокрытие было проведено П.А. Флоренским и Ю.А. Олсуфьевым, к тому времени уже отстранёнными от работы в Комиссии по охране Лавры, путём замены главы святого на череп одного из князей Трубецких, захоронения которых находились в склепе под Троицким собором.

19122016 2Отец Павел Флоренский

19122016 14Юрий Александрович Олсуфьев

Приведём здесь отрывок из воспоминаний С.А. Волкова, где приводится непосредственное описание святыни такой, какой её увидел автор на следующий день после вскрытия, т.е. 12 апреля 1919 г. Следуя излагаемой нами версии — это одно из немногих сохранившихся свидетельств, передающих зримое представление о подлинной главе преподобного Сергия и живое чувство от общения с ней: «…Множество свечей заливали раку ослепительным светом. Среди ветхих обрывков последнего одеяния Сергия лежали серовато-коричневые кости, и отчётливо выделялся прекрасно сохранившийся череп почти шоколадного цвета, окружённый пучками рыжеватых, уже тронутых сединой волос. Испытывая невыразимое волнение, я приложился к черепу Преподобного и ощутил слабое, но отчётливо проступавшее благоухание розового масла, которое, по-видимому, перешло на кости с обвивавших их покровов»23.

После подмены глава преподобного Сергия находилась недолгое время в ризнице при Троицком соборе, после чего в течение ряда лет (с конца марта 1920 г. по март 1928 г.) хранилась непосредственно в доме Ю.А. Олсуфьева на Валовой улице в Сергиеве. Весной 1928 г. последовал второй и окончательный разгром Сергиевского музея, прокатилась волна арестов, связанная с деятельностью православных церковных общин города. В марте 1928 г., прежде чем покинуть город во избежание ареста, Ю.А. Олсуфьев закопал главу преподобного Сергия в саду при доме. О месте её конкретного нахождения в саду знали супруга Ю.А. Олсуфьева, С.В. Олсуфьева, и, возможно, его племянница Е.П. Васильчикова (в дальнейшем одна из хранителей главы). Имеются сведения, что существовал и план местонахождения, который в дальнейшем хранился в дубовом ларце вместе с главой Преподобного.

19122016 10Дом Олсуфьевых на Валовой улице

После бегства из Сергиева чета Олсуфьевых поселилась около станции Люберцы Казанской железной дороги в посёлке Мешаловка. Именно туда П.А. Голубцов (будущий архиепископ Новгородский и Старорусский Сергий) перевёз святыню в конце лета 1928 г. В семье Олсуфьевых она хранилась на протяжении 1930-х гг. 24 ноября 1938 г. был арестован и вскоре расстрелян Ю.А. Олсуфьев, 1 ноября 1941 г. арестована С.В. Олсуфьева.

Резко изменившаяся обстановка, отягощённая начавшейся войной, заставила вновь поменять местонахождение святыни. Летом 1941 г. перед уходом на фронт П.А. Голубцов перевёз её на хранение к своему старцу схиархимандриту Илариону (Удодову), в то время служившему в храме Владимирской иконы Божией Матери в селе Виноградово под Москвой (по Савёловской железной дороге, около станции Долгопрудная). Здесь, хранимая в алтаре под престолом храма, глава преподобного Сергия оставалась до лета 1945 г. Принимая эту версию, стоит отметить, что в то время, как остальные мощи Сергия Радонежского находились в глубоком тылу, эвакуированные на Урал в составе коллекций Загорского историко-художественного музея-заповедника в самом начале войны, честная глава преподобного Сергия в самые трудные дни битвы за Москву оставалась практически на линии фронта24.

19122016 3Павел Голубцов (будущий архиепископ Сергий) и схиархимандрит Иларион (Удодов)

По окончании Великой Отечественной войны П.А. Голубцов передал реликвию Е.В. Васильчиковой, на квартире которой в Москве она в дальнейшем и находилась. С началом возрождения Троице-Сергиевой лавры весной 1946 г. Е.В. Васильчикова лично передала сохраненную святыню патриарху Алексию I.

В первой половине апреля 1946 г. Успенский собор Лавры был передан Московской Патриархии. 21 апреля впервые за долгие годы в нём происходило торжественное пасхальное богослужение. По мнению о. Андроника (Трубачёва), именно накануне этого события, в Великую Субботу 20 апреля 1946 г. (следовательно, ровно через двадцать шесть лет после подписания декрета Совнаркома о Троице-Сергиевой лавре от 20 апреля 1920 г.) честная глава преподобного Сергия была возвращена в раку. Возможно, что осуществил это по поручению патриарха Алексия один из хранителей святыни схимархимандрит Иларион (Удодов). Именно он в январе 1945 г., ещё до открытия Лавры, облачил в схимнические одеяния мощи преподобного Сергия, вернувшиеся благополучно из эвакуации и находившиеся на тот момент в Троицком соборе.

После возвращения главы Сергия Радонежского непосредственно в раку 20 апреля 1946 г. последняя была перенесена в Успенский собор для поклонения верующими. Первое патриаршее служение происходило в Успенском соборе Лавры на Троицу. Перед малой вечерней патриарх Алексий сам открыл крышку раки, которая оставалась закрытой после внесения в собор святых мощей в апреле. Торжественным богослужением на Троицу и было завершено открытие Троице-Сергиевой лавры25.

Но в описываемое нами время такое развитие событий было трудно даже предположить.

19122016 7Троице-Сергиева лавра в 1946 г.

Декрет 20 апреля 1920 г.

В марте-апреле 1920 г. ситуация с Троице-Сергиевой лаврой стала настолько угрожающей и откровенно неразрешимой, что потребовала окончательного урегулирования вопроса в высших органах власти республики путем законодательного оформления статуса бывшей обители как памятника культуры исключительного историко-художественного значения. 20 апреля 1920 г. В.И. Лениным был подписан декрет Совнаркома «Об обращении в музей историко-художественных ценностей Троице-Сергиевой лавры». В декрете указывалось, что «все находящиеся в пределах Лавры историко-художественные здания и ценности обращаются в музей, находящийся в ведении Народного Комиссариата Просвещения»26. Формально под категорию «историко-художественных ценностей» попадали и мощи Сергия Радонежского, заключённые в драгоценной раке — уникальном образце русского серебряного дела XVI в. Распоряжение их судьбой, как и будущим всех ценностей Лавры, без решающего участия Наркомпроса было отныне невозможно.

Появление декрета внесло некоторую определённость в дальнейшую судьбу мощей преподобного Сергия. Говоря «некоторую», необходимо отметить, что болезненный вопрос о вывозе святыни из Лавры закрыт не был. Более того, затягивание его решения вызвало к жизни уже упомянутый циркуляр Наркомюста о ликвидации мощей «во всероссийском масштабе» от 25 августа 1920 г., призванный подвести общую нормативную базу под действия подобного рода. Однако даже подпись В.И. Ленина, утвердившего на его основании 27 августа 1920 г. постановление Малого Совнаркома по заявлению патриарха Тихона от 10 мая 1920 г. (в очередной раз ходатайствовавшего о судьбе мощей), которое фактически санкционировало их вывоз, не изменила ситуации. Святыня так и не покинула Лавры. Лишь в условиях угрозы фашистской оккупации она вместе с наиболее ценными экспонатами Загорского музея-заповедника была временно эвакуирована в Соликамск.

Декрет 20 апреля 1920 г. выполнил общую задачу. Он решил судьбу Лавры, устранив опасную дилемму: остаться ли ей полумаргинальной территорией, отданной на откуп часто сменяемым владельцам, не несущим никакой ответственности за её имущества, либо стать статусным объектом при поддержке государственных гарантий охраны, сколь бы условными в определённый период времени они ни были. При всей правовой уязвимости отдельных положений декрета, двойственности в подходах к сохранению наследия Троице-Сергиевой лавры (пагубные последствия которых выявило время), общее значение его появления нельзя недооценивать. Прецедентов подобного рода законодательных актов в российской истории до этого момента не отмечено.

Оценка данному документу с церковно-исторической позиции уже прозвучала. Известному исследователю проблемы о. Андронику (Трубачёву) принадлежит заключение, что декрет 20 апреля 1920 г. стал победой, а не поражением Церкви27. От себя добавим: он завершил собой напряжённый первый период борьбы за Лавру, борьбы веры и нигилизма, идеологии со здравым смыслом, сиюминутных прагматических соображений выгоды с осознанием необходимости сохранения ценностных приоритетов в развитии культуры и общества. И этот непростой путь борьбы начинался тогда — 11 апреля 1919 г.

Примечания

1 Революция и церковь. 1920. № 912. С.7481.
2 Собрание Узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского правительства. 1920. Вып. 73. С. 353354.
3 ЦГАМО. Ф. 2609. Оп.1. Д. 6. Лл. 3об.
4 Следственное дело Патриарха Тихона: Сборник документов по материалам Центрального архива ФСБ РФ. М., 2000. С. 534537.
5 ЦГАМО. Ф. 2609. Оп. 1. Д. 3. Л. 35.
Волков С.А. Возле монастырских стен. Мемуары. Дневники. Письма. М., 2000. С. 182191.
7 См.: Гаганова М.А. Троице-Сергиева лавра и Сергиев Посад конца XIX — начала XX в. в воспоминаниях современника (К вопросу об использовании мемуарных источников в краеведческом исследовании) // Троице-Сергиева лавра в истории, культуре и духовной жизни России. Материалы IV международной конференции. 29 сентября — 1 октября 2004 г. М., 2007. С. 63.
8 Протокол вскрытия мощей Сергия Радонежского был опубликован: Революция и церковь. 1919. № 6—8. С. 5860.
9Кулешов Л. У истоков советского кино (из воспоминаний) // Кино. 1928. № 45. 6 ноября.
10 Горев М. (Галкин). Троицкая Лавра и Сергий Радонежский. Опыт историко-критического исследования. М., 1920. С. 55.
11 Непосредственно сама процедура вскрытия и освидетельствования святых мощей длилась два часа: с 20.50 до 22.50.
12 ЦГАМО. Ф. 2609. Оп. 1. Д. 6. Л. 5.
13 В последующем имели место повторные вскрытия раки (в апреле 1932 г., в июле 1941 г.), носившие инспекционный и профилактический характер в рамках музейной деятельности. В каждом случае, после осмотра, рака заново опечатывалась.
Несколько слов об институте комиссаров монастырей. Он был введён лишь в некоторых губерниях и не получил широкого распространения. Комиссар являлся полномочным представителем советской власти в монастыре, в функции которого входил административный и политический надзор за бытом и деятельностью монастырского населения. Комиссар Троице-Сергиевой лавры назначался из числа представителей местной власти и утверждался Наркомпросом. Его ведению подлежали все административно-хозяйственные вопросы, в первую очередь — организация охраны монастыря. Имущество историко-художественного значения и связанные с ним проблемы научного характера находились исключительно в компетенции Комиссии по охране Лавры.
14 Владимир Ильич Ленин: Биографическая хроника, 18701924. М. 1976. Т. 7. С. 7677.  Кинолента, снятая 11 апреля 1919 г., заново осмыслена уже в наши дни. Технически обновлённая версия документального фильма была продемонстрирована телеканалом «Культура» и доступна для просмотра в сети Интернет, см. напр.: http://yandex.ru/video/#!/video/search?p=1&filmId=
15 Подробнее об этих событиях см.: Гаганова М.А. Судьба мощей преподобного Сергия (события 19191921 гг.) // Троице-Сергиева Лавра в истории, культуре и духовной жизни России. Материалы III Международной конференции. 2527 сентября 2002 г. Сергиев Посад, 2004. С. 8494; Андроник (Трубачёв), игумен. Закрытие Троице-Сергиевой лавры и судьба мощей преподобного Сергия Радонежского в 19181946 гг. М., 2008.
16 ЦГАМО. Ф. 663. Оп. 1. Д. 10. Лл. 1—1об. Незадолго до этого напуганное тревожными слухами о вывозе мощей население города ходатайствовало в Совнарком о рассмотрении вопроса «о перенесении мощей Преп. Сергия из храма в музей в спешном порядке, чтобы решение его в центре предупредило решение на месте».
17 Мнение Наркмоюста на этот счёт было совершенно определённым: судьба монастырей «зависит всецело от местных советов в смысле предназначений, какие они найдут им нужным дать…».
18 Журнал Московской Патриархии. 2007. № 2. С. 61.
19Андроник (Трубачёв), игумен. Указ. соч. С. 198226.
20Готье Ю.В. Мои заметки // Вопросы истории. 1993. № 1. С. 74.
21 ЦГАМО. Ф. 680. Оп. 3. Д. 762. Л. 164.
22 Следственное дело патриарха Тихона… С. 58788.
23 Волков С.А. Указ. соч. С. 189. Появившаяся в печати в конце 1990-х гг. версия о замене главы преподобного Сергия ещё до официального вскрытия раки, т.е. до 19 апреля 1919 г., заставляет, таким образом, усомниться в подлинности главы, виденной С.А. Волковым и описанной им в приведённом отрывке. См., напр.: Шутова Т.А., Флоренский П.В. Сокрытое чудо: Святая тайна Лавры // Русский мир. 2000. № 1. С. 167172.
24 Комарова Л.С. Судьба главы Сергия Радонежского. М., 2006. С. 360.
25 Боскин С., протодиакон. Пасха 1946 г. Открытие Лавры преподобного Сергия // Русский архив. 1990. Вып. 1. С. 127.
26 Декреты советской власти. М., 1976. Т. 8. С. 5658.
27Андроник (Трубачёв), игумен. Указ. соч. С. 98.

Маргарита Александровна Гаганова, старший научный сотрудник Сергиево-Посадского историко-художественного музея-заповедника

Реклама