Елизавета I
Elizabeth I
Елизавета I
Елизавета I
Флаг
Королева Англии
17 ноября 1558 — 24 марта 1603
Коронация 15 января 1559
Предшественник Мария I
Преемник Яков I
Флаг
Королева Ирландии
17 ноября 1558 — 24 марта 1603
Предшественник Мария I
Преемник Яков I
Вероисповедание Англиканство
Рождение 7 сентября 1533
Гринвич, Королевство Англия
Смерть 24 марта 1603 (69 лет)
Ричмонд, Королевство Англия
Место погребения
Род Тюдоры
Отец Генрих VIII
Мать Анна Болейн
Автограф Autograph of Elizabeth I of England (from Nordisk familjebok).png

Елизаве́та I (7 сентября 1533 — 24 марта 1603), Добрая королева Бесс[1], Королева-дева[2] — королева Англии и Ирландии с 17 ноября 1558 года, последняя из династии Тюдоров. Единственная дочь короля Англии Генриха VIII Тюдора от брака с Анной Болейн.

Время правления Елизаветы иногда называют «золотым веком Англии» в связи с расцветом культуры (т. н. «елизаветинцы»: Шекспир, Марлоу, Бэкон и др.) и с возросшим значением Англии на мировой арене (разгром Непобедимой Армады, Дрейк, Рейли, Ост-Индская компания).

Содержание

Дочь Генриха VIII

Родители Елизаветы I — Генрих VIII и Анна Болейн.

Елизавета родилась 7 сентября 1533 года в королевском дворце в Гринвиче. На её матери король женился по страстной любви. Помимо этого, Генрих VIII надеялся, что Анна подарит ему долгожданных сыновей. Многолетний брак с Екатериной Арагонской не дал Англии наследника мужского пола, и положение династии Тюдоров было весьма непрочным. Таким образом, рождение Елизаветы никого не обрадовало — в королевской семье уже была дочь, принцесса Мария, и появление ещё одной девочки вызвало гнев и печаль у импульсивного короля.

Однако торжества по случаю рождения принцессы были на редкость пышными. Крещение девочки прошло в том же Гринвиче 10 сентября: имя своё она получила в честь матери Генриха VIII, Елизаветы Йоркской.

В декабре 1533 года девочке определили в качестве места жительства резиденцию Хэтфилд-хаус, небольшой дворец неподалёку от Лондона. Родители довольно редко навещали свою дочь, хотя Анна Болейн и была привязана к дочери. Нельзя сказать, что Генрих был равнодушен к девочке. У неё был только один изъян — её пол. А от королевы по-прежнему ждали сыновей.

Когда Елизавете было два года и восемь месяцев, она лишилась матери: Анну Болейн казнили по обвинению в государственной измене. Анна так и не родила Генриху сына и, по версии суда, неоднократно изменяла своему супругу. Всем с самого начала было ясно, что Генрих решил избавиться от Анны, а доказательства «многократных измен» были явно фальсифицированными. Однако 19 мая 1536 года казнь всё же состоялась.

Генрих VIII поспешил снова жениться, а Елизавету признал незаконнорождённой (как несколько лет назад он признал незаконнорождённой и принцессу Марию): оба предыдущих королевских брака теперь стали недействительными и не имели никаких юридических последствий.

«Странное» решение принцессы

Леди Елизавета в 1546 году на портрете неизвестного художника.
Виндзорский замок

В 1537 году очередная королева Джейн Сеймур родила Генриху сына Эдуарда. Несмотря на то, что Джейн пыталась примирить короля с его ни в чём не повинными дочерьми, Елизавета по-прежнему оставалась в Хэтфилд-хаусе: Генрих не хотел видеть дочь «изменницы Болейн».

После смерти королевы Джейн Генрих женился ещё три раза. С Анной Клевской он развёлся, а Кэтрин Говард была казнена по обвинению в супружеской измене. Казнь молодой мачехи потрясла девятилетнюю Елизавету едва ли не больше, чем смерть матери. Именно в этом возрасте у будущей королевы сформировалось стойкое неприятие брака.

Существует источник, из которого известно это, странное на первый взгляд, решение юной принцессы — её переписка с шестой и последней женой Генриха, Екатериной Парр. В исторической литературе можно найти и более «романтическую» версию. Якобы Елизавета призналась своему другу детства — Роберту Дадли, что никогда не выйдет замуж. Это упорство вовсе не было её странным капризом или, как склонны считать многие романисты и историки, следствием её тайного физиологического или психического отклонения.

Юность

Екатерина Парр — любимая мачеха Елизаветы

Эдуард VI — единокровный брат Елизаветы

Елизавета очень рано начала проявлять свои природные способности — в десятилетнем возрасте она неплохо говорила по-гречески, по-итальянски и по-французски. Её латынь была безупречна — на этом языке принцесса не только читала сочинения римских историков, но и писала пространные письма своей мачехе — Екатерине Парр.

Несмотря на то, что Елизавета по-прежнему считалась незаконнорождённой, её воспитанием занимались лучшие преподаватели из Кембриджа. Это были молодые, свободомыслящие учёные, приверженцы Реформации. Со временем к Елизавете присоединился её младший брат Эдуард. Именно в 1543—1547 годах в королевском семействе установилась относительно спокойная атмосфера — Генрих был вполне счастлив с Екатериной Парр, у него подрастал принц-наследник, а его дочери, хотя бы внешне, смирились со своим положением «незаконнорождённых».

28 января 1547 года Елизавете, находящейся в Энфилде, сообщили, что её отец скончался. В завещании короля говорилось, что престол он оставляет сыну Эдуарду. В случае смерти Эдуарда (при отсутствии наследников) его наследует Мария, затем её дети, потом Елизавета и её дети. Этим своим последним проявлением монаршей воли Генрих VIII «признал» своих дочерей и дал им надежду если не на корону Англии, то на достойный брак с принцем любой европейской страны.

Мачеха Елизаветы, Екатерина Парр, вскоре после окончания траура по королю вышла замуж за придворного авантюриста Томаса Сеймура, родного дядю Эдуарда VI. Однако Сеймур был крайне честолюбив — ему было мало близости к трону клана Сеймуров, ему хотелось большего. Существует версия, что Томас Сеймур желал со временем жениться на принцессе Елизавете, а пока она была совсем юной, принялся за ней ухаживать. Некоторые источники указывают на взаимную симпатию Елизаветы и Томаса, однако серьёзных подтверждений этому факту нет.

Екатерина Парр, несмотря на почти материнскую любовь к своей падчерице, всё же отослала её в Хартфордшир в поместье Чешант. Там Елизавета продолжила свои занятия с учителем Роджером Эшамом. Этого человека, обладавшего энциклопедическими знаниями, Елизавета боготворила всю жизнь.

Томас Сеймур в 1549 году (уже после смерти Екатерины Парр от родильной горячки) совершил попытку государственного переворота. Ему это не удалось, и в конце января 1549 года королевский дядя был казнён. Елизавету также подозревали в причастности к заговору Сеймура, однако ей удалось доказать свою невиновность.

В 1551 году Эдуард VI пригласил ко двору Елизавету — брат и сестра всегда относились друг к другу с большой нежностью, поэтому для Елизаветы было ударом, когда 6 июля 1553 года Эдуард скончался.

После смерти короля лорд-протектор Джон Дадли возвёл на престол юную Джейн Грей — правнучку Генриха VII. В стране началась смута. В результате вооружённого конфликта между сторонниками Джейн и приверженцами принцессы Марии победили последние. Ни одна из сторон конфликта не была для Елизаветы выгодной. Если бы победу одержала партия Джейн Грей, то Елизавета лишалась бы места в порядке престолонаследия, но могла бы свободно исповедовать свою протестантскую веру. Если бы верх одержала Мария, то она оставалась бы главной претенденткой на трон, но её положение при истовой королеве-католичке становилось бы крайне опасным. Елизавета предусмотрительно осталась в Хэтфилде — её предупредил об опасности лорд Уильям Сесил, секретарь Совета. Время Елизаветы ещё не пришло. На престоле оказалась ревностная католичка Мария I.

Опальная сестра Марии Тюдор

Портрет Марии I работы Ганса Эворта

Мария I вступает в Лондон

В октябре 1553 года Мария I короновалась в Лондоне. Королеве было тридцать семь лет, двадцать из которых явились для неё годами испытаний. С первых же дней правления Мария принялась активно действовать: её главной задачей стало возвращение Англии в лоно Католической Церкви. Большинство населения Англии оставались католиками, но узкая прослойка дворян-протестантов, выдвинувшихся при Генрихе и Эдуарде, имела непропорционально высокое влияние в обществе.

В январе 1554 года протестант Томас Уайетт поднял восстание в Кенте с целью не допустить заключение брака между Марией и Филиппом. Вероятно, что настоящей, тайной целью заговорщиков была передача короны Елизавете, однако следователи Марии не смогли выбить из пленных мятежников каких-либо свидетельств против Елизаветы. Мария заточила Елизавету в Тауэр, но по требованию Тайного Совета сохранила ей жизнь.

Здесь же, в Тауэре, был заключён друг её детства — Роберт Дадли. Существует версия, что молодые люди общались во время прогулок во внутреннем дворике Тауэра.

В Англии росло недовольство политикой королевы. Оно стало очевидным после того, как летом 1554 года в Лондон прибыл Филипп Испанский — будущий супруг Марии. В преддверии своей свадьбы королева освободила свою сестру из Тауэра. На решение королевы повлияло то, что Томас Уайетт перед казнью поклялся, что «миледи Елизавета никогда не знала о заговоре…».

Однако принцесса не осталась при дворе — её отправили в ссылку в Вудсток (графство Оксфордшир). В Вудстоке Елизавете не позволялось писать писем, а книги ей привозились только по строго утверждённому списку.

И вместе с тем Елизавета по-прежнему считалась наследницей престола — брак Марии и Филиппа оказался бездетным. Елизавету вновь вернули в её резиденцию Хэтфилд-хаус, и скромный двор принцессы сразу стал привлекать молодых аристократов. Кроме того, сам Филипп благоволил своей родственнице: он испытывал к ней гораздо бо́льшую симпатию, нежели к своей хмурой супруге. Ему также не хотелось портить отношения с наследницей престола: Мария была крайне нездорова.

В начале ноября 1558 года королева Мария почувствовала, что дни её сочтены. Совет настаивал, чтобы она официально назначила наследницей сестру, но королева сопротивлялась: она знала, что Елизавета вернёт в Англию ненавистный Марии протестантизм. Только под давлением Филиппа Мария уступила требованию своих советников, понимая, что в противном случае страна может погрузиться в хаос гражданской войны.

Королева скончалась 17 ноября 1558 года, оставшись в истории как Мария Кровавая (или Кровавая Мэри). Елизавета, получив известие о смерти сестры, сказала: «Господь так решил. Чу́дны дела Его в наших глазах».

Первые шаги молодой королевы

Коронационный портрет Елизаветы I

Уже через три дня после смерти Марии собрался первый совет королевы. Своим государственным секретарём она назначила Уильяма Сесила, Роберт Дадли получил место конюшего, Томас Перри стал казначеем двора: Елизавета вознаградила всех, кто оказывал ей услуги в период опалы.

28 ноября 1558 года триумфальная процессия вступила в Лондон: молодую королеву встречали восторженные толпы.

К моменту занятия престола Елизавете было двадцать пять лет. По меркам XVI века, когда многие не доживали до пятидесяти, это был достаточно солидный возраст. Однако все[кто?] отмечали, что королева выглядит гораздо моложе своих сверстниц. Этой моложавости, помимо физической активности и умеренности в питании, способствовало и то, что королева не была изнурена многократными родами (и выкидышами), как большинство женщин её возраста. Кроме того, Елизавета I с вниманием относилась к моде и впервые в мире в 1566 году появилась на официальном мероприятии в Оксфорде с перчатками, удлинёнными до локтя[3].

Елизавета избрала для своей коронации день 15 января 1559 года, то есть сразу после Рождественских праздников: она хотела подарить Англии ещё несколько праздничных дней.

25 января 1559 года открылся первый Парламент Елизаветы. Возложив на себя корону, молодая государыня сразу ощутила всю тяжесть этой ноши — страна (как и вся Европа) была расколота на два непримиримых лагеря — католиков и протестантов. Елизавета не изгнала и не подвергла репрессиям никого из приверженцев покойной Марии. Своим «Актом о единообразии» королева показала, что будет следовать курсу Реформации, начатому её предшественниками Генрихом VIII и Эдуардом VI, но католикам в Англии не было запрещено служить мессу. Этот акт веротерпимости позволил королеве избежать гражданской войны.

Уже 10 февраля Парламент обратился к королеве с призывом обеспечить английский трон наследником: ей было предписано выбрать себе супруга.

Список претендентов открывал Филипп II, некогда женатый на Марии I, затем шли эрцгерцоги Фредерик и Карл Габсбург, шведский кронпринц Эрик. Со временем к ним прибавятся герцог Анжуйский и даже царь Всея Руси Иоанн Васильевич Грозный.

Парламент продолжал настаивать на выборе жениха. Елизавета не намеревалась делить власть с мужчиной, но в 1559 году она не могла в открытую спорить с парламентом: ему был дан уклончивый ответ. Многолетним фаворитом королевы был Роберт Дадли, граф Лестер. Их дружба зародилась ещё в раннем возрасте, так как будучи ещё детьми они росли поблизости. После гибели жены Роберта Дадли, Эми Робсарт, у него стало ещё меньше шансов приблизиться к королеве: власть и расположение народа она ценила гораздо больше, чем самую пылкую страсть. Королева была вынуждена провести тщательное расследование всех обстоятельств дела, связанных со смертью Эми Робсарт. Невиновность Дадли была доказана, однако в народе ещё долго циркулировали слухи об убийстве. Роман королевы с лордом Дадли длился не одно десятилетие и прервался только из-за его смерти в 1588 году. На протяжении всего своего царствования Елизавета многократно заявляла, что их связь была исключительно платонической. Так, в конце 1562 года, когда королева заболела оспой, то, назначив в случае своей смерти Роберта Дадли лордом-протектором королевства, она заявила придворным, что между ней и сэром Робертом «никогда не было ничего вульгарного»[источник не указан 153 дня]. Даже в конце жизни Елизавета неуклонно твердила о своей девственности.

Тем не менее в истории существует один достаточно загадочный факт. В бумагах испанского министра Фрэнсиса Энгелфилда (долгие годы он являлся шпионом при английском дворе и, в конечном итоге, был выслан за пределы Англии) были найдены три письма, направленные им в 1587 году испанскому королю. В них сообщалось, что на борту корабля, пришедшего в Испанию из Франции, был арестован англичанин, которого заподозрили в шпионаже. Во время допроса он признался, что его имя Артур Дадли и что он является незаконным сыном Роберта Дадли и английской королевы Елизаветы I. По его словам, он родился где-то между 1561 и 1562 годами, и сразу же после рождения Кэтрин Эшли (няня королевы, которая была рядом с ней на протяжении всей жизни) отдала его на воспитание в семью Роберта Саузерна. Личным учителем Артура стал Джон Смит, близкий друг Саузерна. До самой смерти Саузерна Артур считал себя его сыном. Однако на смертном одре Роберт Саузерн признался юноше в том, что он не являлся его отцом, и открыл ему тайну его рождения. Эту версию в данный момент всячески поддерживает, доказывает и развивает английский историк Пол Доэрти[en][4]. Косвенные доказательства данной теории действительно существуют. Среди них приводится, например, то, что во многих письмах иностранных послов, работавших при английском дворе, достаточно часто и регулярно встречаются упоминания о том, что приблизительно в 1561 году королева заболела «скорее всего, водянкой», ибо её «невероятно раздуло, особенно в области живота»[источник не указан 153 дня]. В сохранившихся письменных молитвах Елизаветы после 1562 года начинают появляться слова, которых до того времени никогда не было и которые не поддаются объяснению. Так, например, она просит Бога простить ей её грех (без какого бы то ни было указания на сам характер греха). Что именно имелось в виду королевой — неизвестно, однако время появления данных слов совпадает с временем предположительного рождения Артура. В британском государственном архиве хранится завещание Роберта Саузерна, на котором в качестве свидетеля расписался Джон Смит. То есть данные люди — совершенно реальные исторические личности, поддерживавшие к тому же тесную связь друг с другом. Телекомпанией BBC (Великобритания) был снят документальный фильм «Тайная жизнь Елизаветы I», в котором подробно рассказывается как об этой истории, так и о всех найденных Доэрти доказательствах в поддержку своей гипотезы. Тем не менее вопрос о подлинной личности Артура Дадли на сегодняшний день продолжает оставаться открытым.

Первый опыт ведения войны

Король Шотландии Яков V и Мария де Гиз

В мае 1559 года в соседней Шотландии разразилось восстание протестантов против королевы-регентши Марии де Гиз — француженки, матери Марии Стюарт. Поддержать протестантов Шотландии советовал Елизавете Сесил, но она отказалась от этого шага, понимая, что подобное вмешательство может спровоцировать вооружённый конфликт с Францией, которая наводнила Шотландию своими войсками. Уже тогда, в самом начале правления, королева выработала свою, весьма осторожную, внешнюю политику.

Елизавета оказала шотландским протестантам материальную поддержку. Деньги были вывезены тайно, и никто не мог уличить королеву в пособничестве.

Однако в 1560 году Тайный Совет вынудил Елизавету начать интервенцию. Шотландские протестанты при поддержке английских войск разгромили сторонников Марии де Гиз, и 6 июля 1560 года в Эдинбурге был подписан договор, закрепивший эту победу. Англия и Франция вывели свои войска из Шотландии.

Мария де Гиз к этому времени умерла, и власть передавалась регентскому совету шотландских лордов-протестантов. Марии Стюарт (на тот момент супруге Франциска II) было предложено навсегда отказаться от включения в свой герб герба Англии, иначе говоря, никогда не предъявлять претензий на английскую корону. Однако Мария не ратифицировала Эдинбургский договор. Именно с этого момента началась многолетняя вражда двух королев.

5 декабря 1560 года супруг Марии Стюарт скончался, в 1561 году она вернулась в Эдинбург, чтобы принять корону Шотландии.

Основания для претензий Марии Стюарт на корону Англии

Елизавету и Марию слишком часто противопоставляли друг другу: с лёгкой руки Фридриха Шиллера Мария представляется невинной жертвой, а Елизавета — кровавым деспотом. В реальности всё обстояло не так однозначно.

Елизавета была вполне законной королевой Англии, однако Мария Стюарт до конца своих дней была уверена в своих правах на английскую корону, будучи правнучкой Генриха VII. Окружение внушало Марии Стюарт, что у неё гораздо больше прав, нежели у «бастардессы» Елизаветы. Мария была не единственной претенденткой на трон. Среди других кандидатур были младшие дочери леди Фрэнсис Грей, Катерина и Мария, упомянутые и в Акте о престолонаследии 1543 года, и в завещании Генриха VIII. Мария Стюарт в завещании короля не значилась вовсе. С другой стороны, многие католики в Англии и за её пределами считали законной (или, во всяком случае, более желательной) властительницей именно её — в противовес «еретичке» Елизавете. Сама Мария всячески подчёркивала свой приоритет и не отказалась от своих притязаний, даже находясь под следствием.

Владычица морей

Флаг Виргинии

Король Генрих VII создал королевский флот, Генрих VIII поощрял морскую торговлю, Мария Тюдор послала экспедицию для поиска северо-восточного прохода в Китай и Индию. Но только в правление Елизаветы Англия превратилась в могущественную морскую державу.

Именно при Елизавете братья Уильям и Джон Хокинсы начали свои торгово-пиратские рейды. В конце 1560-х годов «взошла звезда» Фрэнсиса Дрейка.

Тогда наметилась причина будущих конфликтов с Испанией: английские мореходы регулярно грабили испанские корабли и совершали набеги на побережья испанских колоний. В 1570-е годы развернулась странная, не объявленная ни одной из сторон война на морях. Официальные Мадрид и Лондон предпочитали закрывать глаза на эти «частные войны» и ограничивались формальными протестами.

Так или иначе, Англия постепенно отвоёвывала у Испании авторитет «главной морской державы». Об этом говорят и путешествие Дрейка вокруг Американского материка, и основание в Северной Америке первого английского поселения в 1587 году, и деятельность Уолтера Рэйли. 18 августа 1587 года в основанной англичанами в Америке первой колонии на острове Роанок родился первый ребёнок Вирджиния Дэйр.

Елизавета лично спонсировала все эти мероприятия. В исторической литературе её часто осуждают[кто?] за тайное и явное покровительство разбойникам, однако подобное поведение королей было тогда скорее нормой, чем исключением. В политике главенствовал принцип: «кто сильнее, тот и прав». Морское Гравелинское сражение (1588 год) между британским и испанским флотами к северу от Кале закончилось поражением испанской Великой Армады.

Елизавета I и Иван Грозный

Приём английского посла Иваном Грозным

Взаимоотношения елизаветинской Англии с Русским Царством достаточно полно характеризуются двумя аспектами: деятельностью Московской компании и личной перепиской Елизаветы с Иваном IV.

Muscovy Trading Company (Московская торговая компания) была основана ещё в 1551 году, то есть в период царствования Эдуарда VI. Однако своего расцвета это торговое предприятие достигло именно при поддержке Елизаветы I.

Коммерческие интересы Muscovy Trading Company играли немалую роль в дипломатических отношениях между двумя странами. Царские и королевские миссии очень часто исполнялись представителями Московской компании, а сама она вскоре получила собственное представительство в Москве. Резиденция Московской Компании (Старый Английский двор, ныне — музей) располагалась недалеко от Кремля — на улице Варварке.

Елизавета была единственной женщиной, с которой вёл переписку Иван Грозный. Русский царь неоднократно рассматривал возможности заключения матримониальных отношений за рубежом (например, с Екатериной Ягеллонкой). Доля эпистолярных обращений Ивана Грозного к Елизавете Тюдор (11 посланий) составляет 1/20 от всего сохранившегося и опубликованного эпистолярного наследия Ивана Грозного. Это одна из самых объёмных и протяжённых переписок русского царя. Первое письмо датируется 1562 годом.

Существует подозрение, что Царь предлагал вступить с ней в брак, однако Елизавета ответила отказом на брачное предложение. На самом деле исторических письменных подтверждений этому нет, наоборот Елизавета I рассчитывала на брак с Иваном Грозным для распространения британского влияния до Урала. Однако для Ивана IV Грозного, Рюриковича, Елизавета была худородной.[источник?]

Существует письмо, в котором царь даёт королеве разнос за поступки её подданных. Иван Васильевич пишет, что к нему в Архангельск прибывали английские купцы, которых встречали, угощали и провожали с честью. «Всем англичанам мы дали такую свободную жалованную грамоту, какую даже из наших купцов никто не получал, а надеялись за это на великую дружбу», — писал русский царь. Но дружбы не получилось. Когда же приехал англичанин Эдуард Гудыван, «с которым было много грамот», то «нашим посланникам, которые были к нему приставлены», он «говорил многие невежливые слова». «Тогда, — сообщал Иван Васильевич, — мы велели расследовать, нет ли с ним грамот, и захватили у него многие грамоты, в которых о нашем государевом имени и нашем государстве говорится с презрением и написаны оскорбительные вести, будто в нашем государстве творятся недостойные дела. Но мы и тут отнеслись к нему милостиво». Всё это заставило царя усомниться в дееспособности королевы, у которой в стране хозяйничают «другие люди»:

«Мы думали, что ты в своем государстве государыня и сама владеешь и заботишься о своей государевой чести и выгодах для государства, — поэтому мы и затеяли с тобой эти переговоры. Но, видно, у тебя, помимо тебя, другие люди владеют, и не только люди, а мужики торговые, и не заботятся о наших государских головах и о чести и о выгодах для страны, а ищут своей торговой прибыли. Ты же пребываешь в своем девическом звании, как всякая простая девица. А тому, кто хотя бы и участвовал в нашем деле, да нам изменил, верить не следовало».

После этого переписка была прервана, возобновилась она в 1582 году. В августе 1582 года был отправлен в Англию Федор Писемский с поручением хлопотать о заключении союза с королевой против короля польского в войне за Ливонию. Переписка Ивана Грозного с Елизаветой продолжалась до самой смерти царя в 1584 году.

Примечательно, что оба правителя короновались в январе, с разницей всего в один день — 15 января и 16 января, но с промежутком в 12 лет.

При Борисе Годунове отношения с Англией сохранялись. В 1600—1601 годах в Лондоне находилось посольство Г. И. Микулина, передавшее королеве послание от царя и получившее от неё ответную грамоту.

Покровительница искусств

Основная статья: Елизаветинская драма

Во время правления Елизаветы драматическое искусство расцвело. Этому способствовала сама королева, которая покровительствовала театру. Она сама же и участвовала в любительских спектаклях. Кроме того, в 1582 году под патронатом Елизаветы I была создана Королевская труппа, к которой принадлежал Уильям Шекспир.

Последние годы жизни и смерть

В последние годы смерти близких друзей подорвали здоровье королевы. В феврале 1603 года она впала в глубокую депрессию, меланхолию. 24 марта 1603 года она умерла во дворце Ричмонд и была похоронена в Вестминстерском аббатстве.

Смерть королевы Елизаветы I

Королева к концу жизни стала понимать, что её внешность уже не так привлекательна, как раньше, и научилась умело отвлекать внимание от лица дорогими, богато изукрашенными нарядами, причём чем старше она становилась, тем более грандиозными становились платья. Нужно признать, что она всегда отличалась разборчивостью в моде. К тому же на её лице присутствовал всё более толстый слой пудры. Из-за сильного увлечения королевы сладким, а также отсутствием личной гигиены, характерной для всей Европы того времени, её зубы к концу жизни были в весьма плачевном состоянии — большинство попросту сгнило.

Стоит отметить, что за годы правления Елизаветы I только за бродяжничество было казнено более 80 тыс. человек.

Со смертью королевы династия Тюдоров завершилась и началась династия Стюартов, так как преемником своим Елизавета I назначила Якова I, сына Марии Стюарт.

Образ в искусстве

В художественной литературе

Биографии Елизаветы Тюдор

  • Борис Грибанов «Елизавета I, королева Англии»;
  • Карен Харпер «Королева»;
  • Кэролли Эриксон «Елизавета I»;
  • Ольга Дмитриева «Елизавета Тюдор»;
  • Наталья Павлищева «Елизавета. Любовь Королевы-девственницы»;
  • Таша Александер «Елизавета. Золотой век»;
  • Роберт Н. Стивенс, Джон Беннет «Тайна королевы Елизаветы»;
  • Кристофер Хейг «Елизавета I Английская»;
  • Джин Плейди «Елизавета Английская»;
  • Виктория Балашова «Елизавета Тюдор. Дочь убийцы»;
  • Элисон Уэйр «Королева Елизавета».

Кино

Прочее

  • Персонаж рок-произведения «The Six Wives of Henry VIII» Рика Уэйкмана (1973)
  • В голландской рок-опере Ayreon песня «Dragon On The Sea» исполнена от её лица и обращена к Дрейку.
  • Главный персонаж в мюзикле «Lady Bess» Михаэля Кунца и Сильвестра Левая[5]

Примечания

 

 

  1. ‘Lady Bess’ set to make grand Tokyo entrance | The Japan Times (англ.), The Japan Times. Проверено 15 мая 2018.

Литература

Реклама